Односторонний национализм

Но, конечно, в некоторых отношениях, мы не только можем, но и должны идти своим собственным путем: нам должен быть чужд тот, который побуждает многих заграничных представителей евгеники называть ее «расовой гигиеной», как будто бы дело идет в ней о какой-то одной расе вроде пресловутой северной расы, — у нас, как нам кажется, едва ли будут иметь особый успех идеи ограничительной евгеники с ее стерилизацией и т. п., и надо на­деяться, что мы сумеем внести в евгенику много хорошего своего и будем достойно продолжать то великое дело, которое было начато его благородным основателем Фрэнсисом Гальтоном. И эта надежда во многом может поддержать и окрылить наши пока такие слабые силы. Одной из главных и пряных обязанностей каждого человека яв­ляется продолжение своего рода или оставление потомства, которое в будущем должно заменить нас на жизненной арене. Это стремление к размножению человек разделяет со всеми живыми существами и, если представить себе на минуту невозможное, т. е. что размножение по­чему-либо прекратится, то род человеческий или каждое другое живое существо быстро вымрет и исчезнет бесследно с поверхности земли. Важное значение этого обстоятельства сознавалось людьми уже с самых отдаленных времен. Не даром у древних евреев бездетность считалась за проявление особой немилости божией, и даже существовал закон, согласно которому брат умершего бездетным брата должен был жениться на его вдове, чтобы произвести для него потомство — «вос­становить семя брату своему».

Комментарии запрещены.