Успокоение нашей совести

Глубоко уважая и приветствуя все эти весьма желательные меро­приятия, все же нельзя согласиться, что можно ограничиться одними только ими. Такой способ действия был бы лишь средством обмана и. Поступив так, мы умыли бы руки В крови наших потомков. Как указывает проф. В. М. Бехтерев (ibid), В России насчитывается более 300.000 душевнобольных, подавляющее большин­ство которых живет на свободе, имея полную возможность производить потомство. Сомнительно, чтобы государство смогло когда-нибудь навер­бовать такую армию педагогов, которая смогла бы перевоспитать всех этих несчастных и уговорить их всю жизнь сохранять целомудрие. Не без основания можно опасаться, что от всех этих мягких мероприятий, если ими только и ограничиться, В конечном итоге прок получится не больший, чем некогда, от опубликованного еще при Екатерине II беззу­бого закона, гласившего: «Отныне по всея Руси воспрещается пианство». Нередко указывалось также на запрещение вступления В брак при­знанным дегенератам, как на лучший и единственный путь к пресечению дальнейшего их размножения, и нужно сказать, что это предложение, ве­роятно вследствие его неновизны и привычности к нему нашего сознания, так как В тех или иных формах запрещения браков искони существовали как у культурных, так и у естественных народов, далеко не вызвало той оппозиции, как идея стерилизации. Сторонником этой меры является и сам Ф. Гальтон, по мнению которого сознание недопустимости половых сношений с наследственно-отягощенными должно быть воспринято всеми гражданами страны, как религиозная догма. Нужно думать, что если бы такое положение вещей установилось В какой-нибудь стране, оно В конечном итоге принесло бы очень много тягостного для большинства дегенератов, низведя их на положение каких-то париев.

Комментарии запрещены.