Малярия

Мы  же мы имеем полное основание причислить к факторам «генетической индукции», так как болезнь оказывает влияние не только на самого зараженного ею, но и на его потомство, которое обнару­живает значительно меньшую устойчивость по отношению к целому ряду заболеваний. Эти факты из области антропологии приобретают для нас особенное значение, если мы представим себе, в какой мере изменена обычная жизненная обстановка детей в переживаемый нами исторический момент. Мы знаем, что Гольдштейн склонен объяснить многие отрица­тельные, с точки зрения евгеники, явления нервозностью, вызванной чрезмерными требованиями современной городской жизни к нервной системе человека. Война в этом отношении, конечно, несравненно превышает хотя бы самую кипучую жизнь промышленных городов в мирное время, и требования, предъявляемые войной к нервной системе, настолько интенсивны и обширны, что резкое исчерпание ее представ­ляется для нас вполне понятным, а отсюда и развитие нервозности общества в воевавших и воюющих странах. Военная обстановка, в которой элемент насилия, хищничества и бесправия выявляется в особенно резкой степени, быстро вытравляет сознание права, привитое нам воспитанием, и внедряет в участников хищные навыки первобытного человека, которые затем переносятся и в мирную обстановку, а измененные под влиянием обстановки инстинкты могут передаваться по наследству. Поэтому, мы в праве ожидать, что многие участники войны не только сами сохранят приобретенные на­выки, но передадут измененные инстинкты своему ближайшему потом­ству и таким образом увеличат в нации число элементов с нисходящей психической вариацией (асоциальные элементы).

Комментарии запрещены.