Материальные ресурсы

Если теперь обратиться к странам побежденным, в частности к Германии и Австрии, которые после войны оказались на долгие годы лишенными достаточных, экономической опоры вне своих тесных европейских границ, окруженных недобро­желательными соседями, и, главное, каких-либо отрадных перспектив ближайшего будущего, то нам представится совершенно иная картина тенденций, наблюдаемых в области детского законодательства. Об усилении рождаемости здесь нет и речи; материальных возможностей и средств едва хватает на удовлетворение нужд существующего на­селения, и оно всячески сдерживает свой рост путем воздержания от браков, противозачаточной практики, абортов. Инстинкт массового самосохранения толкает его в сторону постепенного свертывания в целях приспособления к значительно более узкому базису материаль­ного существования. Обеспечение уже существующему детству необ­ходимых материальных условий для здорового развития — программа материального минимума — вот основной лозунг нового немецкого законодательства о детях. В течение долгих лет войны, рассчитанной на истощение противника, немецкие дети развивались в крайне тяжелой обстановке. Продовольственный, топливный, жилищный, одежный и др. кризисы лишили громадную массу детей необходимых материаль­ных условий их развития, усилили детскую заболеваемость, развили в громадном размере детскую беспризорность. По статистическим данным к 1924 г., число лиц, пользующихся публичной поддержкой, с 5% довоенного времени ныне достигло 50%. К прежним группам лиц, пользовавшихся социальным обеспечением, прибавилось свыше 1’/2 миллиона инвалидов войны, 600.000 вдов воинов, 1.200.000 осиро­телых детей воинов, ложащихся на бюджет государства. Помимо того, экономический кризис после войны создал новые громадные массы социально обеспечиваемых: безработных, мелких рантьеров, разо­рившихся от обесценения марки, детей беднейших классов, беженцев из провинций, отошедших к другим государствам, рурских рабочих, проводящих политические забастовки и пр.

Комментарии запрещены.